Рубрики1
Социалки
Новые статьи

- смотри, как танцуют! Просто класс!
- Ага
- Наверно, этому так долго надо учиться…
- Не-а, это легко!

Хм, интересно, кто это такой самоуверенный?!
Я повернулась со словами :
- та ну?
И онемела: там стоял ОН. Мы, наверно, всего минуту стояли и смотрели друг на друга, но мне показалось, что прошла вечность прежде чем мы перестали этот странный «бой» между глазами
- неужели? – спросила я. Обретя, наконец, дар речи.
- что может быть проще Этого? – ответил он мне вопросом на вопрос.
Его спутница и друзья с любопытством следили за нашим внезапным диалогом.
- ти так уверен в себе? – мне становилось очень весело отчего-то
- может быть
- тебе кажется ЭТО простым? – спросила я вновь, показывая на танцующих
- ЭТО мне кажется ОЧЕНЬ простым. – что-то он начал волноваться…
-тогда может покажешь?
- что именно?
- ну… - я не знала, как правильно выразить то. Что хочу ему сказать. – то, как ти можешь танцевать…
-зачем?
- ведь ти говоришь, что это просто для тебя. Вот и докажи!!!
- не хочу! - мы оба начинали немного дерзить.
- а чего так?
- настроения нет!
- неужели, Слабо? – эх, как я не хотела этого говорить, но мне тогда казалось, что это единственный способ заставить его станцевать ( а я этого ой как давно желала!!!)
Странно, но его друзья, особенно девушка( как я поняла), даже отпрянули, словно испугавшись чего-то.
Он. Наверно, с пол минуты смотрел мне прямо в глаза с каким-то странным чувством восторга, смешанного с привычным для него пренебрежительным взглядом на других. А потом просто с самодовольной улыбкой на лице спросил:
- ти меня на слабо хочешь взять?!
Я с секунду колебалась ( скорее. Просто для виду – ответ был готов давно!) и сказал: ДА!
Надо было видеть глаза его друзей – такого странного страха в глазах я ещё никогда не видела.
- хорошо, - как-то слишком сдержанно и спокойно сказал он.
Банда вопрошающе смотрела на него! Мне отчего-то показалось, что его реакция должна была быть совершенно иной.
- пошли! – сказал он. Глядя то ли на меня, то ли поверх меня! «smile»
Я сперва даже опешила.
- а я то ту при чём?
- а ти мне одному танцевать предлагаешь? Я не привык!!! Тут же ПАРНЫЕ танцы – он так выделил третье слово, будто намекая на прошлое… это был ответный вызов!!!
- вызов? - спросила я, хотя предварительно зная ответ…
- да! – ответил он ни чуточки не сомневаясь!
- хорошо! Я принимаю! – эх, как загадочна эта его НОВАЯ для меня улыбка….

Подружка моя, всё это время танцевавшая со своими одноклассником, ошарашено смотрела нас, когда мы подходили к автомату. Она вопросительно глянула мне в глаза, а я лишь пожала плечами, дескать « я сама пока ничего не понимаю!»

Я действительно ничего не понимала! Я не знала, может ли он танцевать. Я не знала, почему он согласился. И я не знала, что будет дальше. Я говорила Маруське недели три назад, Что безумно хотела с ним ТУТ станцевать. Она, в принципе, не была против. Но помогать мне в этом категорически отказалась, сказав: « это было бы классно и я с удовольствием на это посмотрю, но делай всё сама!!!». А потом она ещё добавила: «ти - сумасшедшая!». ох, как я с ней на тот момент была не согласна. А вот теперь понимаю – в её словах была огромная доля правда.
Вот странная штучка – жизнь. Я вроде так ждала этого, но не верила, что это когда-нить случиться. И вот те на – за что боролись, на то и на поролись, как говориться)

Выбор песни он предоставил мне и я решила начать с лёгкого - и самой размяться, и на него посмотреть. «доревуа» - интересная песенка. Хотя на первый взгляд не вызывает каких-то особенных чувств. Она не слишком и лёгкая, но и не такая сложная. Мы с подружкой танцевали её на доном дыхании, даже не напрягаясь! Правда, после полугодового периода ( пока автомат не работал), нам пришлось ощутить шок – мы станцевали её на «А», а это было потерей квалификации.

Сейчас я станцевала её на «S» ( ура, я вернулась в прежнюю форму – молча радовалась я тогда), но и он станцевал её на «эску», что меня поразило.. ОЧЕНЬ ПОРАЗИЛО!!!!
И вот, ничуть не уставшие, мы молчали. Я предложила ему выбор песни – он выбрал что-то лёгкое. Снова две «эски». Третий танец тоже был какой-то лёгкий – не помню уже. Перед четвёртым мы оба не знали, что же танцевать. И тут некто посоветовал нам «шмеля» - он сразу согласился, а я молчала в нерешительности – страшно было. Машка удивлённо смотрела на меня: всегда обожала эту песню и обычно сама уговаривала станцевать её, а сейчас… эх, была не была!!!
Ха ха х а!!!!! мы оба станцевали на «А»… я была в шоке, та и он тоже – то ли от себя не ожидал, то ли от меня….

Я написала своё имя и молча сошла с автомата. Он последовал моему примеру, и сел рядом на лавочку. Оба молчали. М..() хотела что-то сказать, но её затащили на тан-пол ( хорошо – подумала я тогда). Мы молча смотрели куда-то, но только не на другу друга..
- мог бы сказать… - прервала я это тяжёлое молчание.
- что именно? – он всё смотрел в ту же точку каким-то незримым взглядом
- что ти танцуешь?
- а зачем?
- хотя бы для того, что бы я знала, с кем имею дело! – это, конечно, было сказано мною с улыбкой на лице, но он на неё не ответил.
Снова молчали. Можно было сказать всё что угодно, но лично мне было страшно – я его не знала, а он, казалось мне, разговор продолжать не хотел.
- ти будешь участвовать в соревнованиях?
- в каких?
- pump it up ( эт официальное название танц-пола*)
- врядли
- почему? Снова нет настроения? – я впервые за это время посмотрела на него. Он так сильно изменился, что мне было сложно понять, что когда-то я была знакома с этим человеком. Он мне казался совершенно незнакомым и абсолютно непонятным.
- та нет. Просто не знаю, зачем эт надо.
- просто так
- а ти сама то участвуешь?
- Да… наверно – добавила я спустя маленькую паузу. Мы с М..()думали, но толком не решили. – скорее всего. Ти не хочешь рискнуть?
- не сильно
- а жаль….
- ти бы хотела?
- чего именно?
- что бы я участвовал? – он впервые посмотрел на меня. я думала, что отведёт взгляд, когда увидит, что я смотрю на него, но нет – он даже наоборот, стал с интересом смотреть на меня, словно изучая.
Я посмотрела ему в глаза. Они показались мне такими нежными и трогательными, что совсем не сочеталось с его образом. Весь такой дерзкий и самоуверенный, он не смог заглушить приятной искры своих глаз. Они были такие красивые и необычные, что просто не хотелось ни о чём думать – просто вглядываться…
Я понимала, что его решение будет зависеть от моего ответа…
- да… очень… - Господи, ну зачем я это сказала? Какой чёрт меня дёрнул? Он улыбнулся… он ждал этого от меня…

М..() закончила танцевать. Я встала и пошла к ней и мы ушли, а он так и остался сидеть с прежней улыбкой на лице.


Он сидит и просто играет, будто не обращая внимания на то, что происходит вокруг него, а мне кажется, что каждая тема, каждая интонация, каждая фраза следит за мной – пытается угадать настроение и движения, и, в то же время, словно пытается изменить их…
Этот необычный музыкант…
И его музыка…
Мы не знакомы совсем, но благодаря музыке понимаем друг друга без слов, ведь все его мысли и переживания отражают эти чёрно-белые клавиши, а мой слух ловит их и понимает. он видит, по моим глазам, наверно, что я всё, абсолютно всё, понимаю. Понимаю, и не могу ответить. Не знаю, что ответить… просто не знаю…

Хоть сижу рядом, но спиной…
Чувствую, как смотрит на меня…
Чувствую его музыку…
Стараюсь его понять, этого музыканта…
Он играет какие-то бессмыслицы, а потом вновь возвращается к мелодии… той самой…
Чувствуется, как дрожат его руки…
Он играет безупречно, но душа не слушается его – она стремится всё дальше и дальше, за грани возможностей, за грани его умения…
Мелодия умолкает…
Ровно на неделю…
Многое произойдёт за это время, но эта необыкновенная мелодия останется в каждом из них. Она будет звучать при каждой их мимолётной встречи, но лишь через неделю она прозвучит действительно вновь!..

Этот чёрный рояль… так блестит он под светом лампы…
Ещё так рано…
Ещё столько надо ждать…
А эти клавиши так и манят.. сложно устоять…
Они будто мягкие на ощупь…и такие хрупкие, кажется…они помнят столько прикосновений… и его… его пальцы бегали по этим клавишам ровно неделю назад…
Так сложно, отчего-то, коснуться их…
Страшно… первый раз страшно…
Дверь…
А вдруг он ?
Нет…
Фуф…
Так хочется сыграть что-нибудь…
Мелодия будто сама льётся…
Сначала, правда, несвязно как-то…
Будто боимся мы друг друга…
Я и рояль… такие разные… но музыка нас объединяет…
Такая спокойная мелодия…
А что, если довериться сердцу и душе?
Может, они сыграют лучше?..
Закрываю глаза…
Музыка сама льётся… из самого сердца...
Волнующая…
Но не тревожная…
Мажорная…
Но умиротворяющая…
Она будто влюблена!
(или это я?!)
В этот рояль!
(а может, в того самого пианиста?!)
Срываюсь…
Чуть…
И дальше…
Не хочется останавливаться..
Совсем не хочется…
Сколько, интересно, прошло минут?
А важно ли это?
Пусть хоть целая вечность!
А что мы хоть играем?
Не знаю… что-то!
Я понимаю, теперь, как становятся композиторами…

Настолько увлекаюсь, что забываю обо всём!
И глаза открывать так не хочется…
А ведь за спиной, у двери, стоит кто-то…
Молчит…
И слушает…
Давно уже!
(я теперь только поняла это)
И будто силы новые появляются…
Но так хочется оглянуться…
А вдруг…
Нет, не может быть!
Или…
Может???...
Последние арпеджио…
Тихие…
Останавливающиеся…
И тишина…
Последние звуки аккорда…
И…
Всё…
А он улыбается…
Неужели…
Я сама…
Нет, невозможно!
А мне кажется, что всё-таки…

Знаю, он смотрит…
И улыбается… Глаза улыбаются…
Надо бы посмотреть…
Не хочется…
Но…
Всё же…

Его лицо такое задумчивое. Только в бархатных глазах мелькает огонёк надежды и необычной нежности. И так не хочется ничего говорить…та и надо ли?..
Вроде, сердце уже всё сказало…
И эти глаза…
А вокруг всё ещё отзвуки последнего аккорда – он повис в тишине… или, просто занял её место?..

Начинают появляться люди. Смеются дети. Шум. Гам. Беготня.
Я встаю из-за рояля, иду мимо. От него веет… музыкой…я знаю, он сядет сейчас и начнёт играть… для меня… для себя… для двоих… ведь теперь так много надо сказать друг другу, о столько рассказать, столько узнать…а слов там мало на свете. Зато, есть музыка! Столько музыки… и у них появилась теперь своя собственная мелодия. И сколько бы раз она не звучала, каждый раз в ней будет много нового и необъяснимого, понятного только этим двоим…
И каждый знает, что лишь раз в неделю у каждого из них будет возможность сказать всё то, что хочется… кажется, это так мало… но, порой, ведь хватает и одной минуты, чтобы сердце успело сказать, тем более, этот чёрненький рояль всегда рядом и уже он-то точно поможет…
Не правда ли? (=


Мдя… ну, вот, опять, началось в колхозе утро.

С каждым днём меня всё больше и больше поражают люди, их двуликость и неоднозначность. Наверно, проводя время с такими воть людьми, мне вроде бы и следовало уже ко всему этому привыкнуть, но (это дурацкое НО) у меня что-то не получается. В моей голове не укладывается то понимание, которое движет ими. я понимаю, конечно, что к разным людям не получится относиться настолько уж похоже, но чтобы различие было так велико…
Вроде бы, мы учимся в одном классе не один год, и быть вместе нам осталось совсем чуть-чуть, а потом мы, как лепестки одуванчика, разлетимся, кто куда, и врядли встретимся вот так вот, все вместе. И вот почему именно сейчас нужно начинать выяснять эти проблемы, и вновь делать из мухи слона?
Не могу сказать, что я не люблю свой класс – отнюдь, можно сказать, что я его обожаю. Каким бы он ни был, что бы с нами там не происходила, я очень люблю и долго буду вспоминать эти одиннадцать лет, пусть не всегда дружной, но такой счастливой жизни. У нас не всегда всё получалось, мы и ругались, и обижались, но в то же время радовались каждым победам и просто веселились. Если честно, то нигде, наверно, невозможно увидеть настолько необычного класса, как у нас. Я вообще иной раз не понимаю, как настолько разные люди могут так долго быть вместе…
Каждый из моих одноклассников заслуживает особенного внимания и особых почестей, но мне не хотелось бы называть их имена, дабы потом не было никаких споров и разногласий…

Надо отдать должное, в первую очередь, нашему классному руководителю, нашей Классной Маме. Если бы вы знали, сколько ей пришлось пережить… не в сказке сказать, ни пером описать))) но в то же время, каких бы разногласий не было между нами, она очень нас любит и перед каждым педагогом за каждого из нас стоит горой. Сейчас, наверно, мы не совсем осознаём этого, но спустя годы мы будем с трепетом и нежной любовью вспоминать нашего руководителя, который простил нам очень много, и к которому мы действительно привязались.
Хм… интересно, о ком в таких случая следует говорить во-вторых?
Мне кажется, почему-то, что это должен быть наш староста – человек, который испытал не меньше, чем классная дама. Это настолько отзывчивый и бескорыстный человечек, что невольно удивляешься тому, что вы были знакомы. Знаете, на него всегда можно было положиться. Наш староста всегда выручал нас из самых разных и курьёзных, и серьёзных ситуаций. Мы очень часто избирали его на этот пост, и никогда, наверно, и не пожалели. Он отлично справлялся со своими обязанностями, и от чистого сердца ему хочется сказать огромное спасибо. Спасибо за то, что был с нами. Спасибо за то, что защищал нас (особенно, перед классным руководителем)), и отдельное спасибо, от меня по крайней мере, за то, что вручил моему сердцу эту маленькую, но столь весомую частичку добра, которая, думаю, не покинет меня никогда.

В каждом классе, думаю, есть своя звёздочка, и наш класс – не исключение. Рядом с нами был всегда этот маленький, шустрый огонёчек, который радовал нас и очень часто давал списывать. Этого человечка, кажется, любил каждый, и не только в нашем классе, но и в школе, хотя, и доставалось ему всегда больше всех. Но я искренне полюбила эту звёздочку и никогда, думаю, не смогу забыть её.

МмМ… не знаю, почему, но сейчас хочется сказать об очень необычном человеке нашего класса. О том, кого больше всего не любили, но в то же время, кого больше всего обожали. Знаете, такой некий «плохой мальчишка». КА ни странно, но он и был таким всегда – очень дерзким, острым на язычок и уж очень гордым. Все наши тихони старались обходить его стороной, дабы не нарваться на какую-нить колкость. Все задиры тоже обходили его, но не упускали момента уколоть его. А остальные - просто молча шушукались и ничего толком сказать не могли. Но что бы там не говорили о нём плохого, я искренне полюбила этого человека. Не сразу, конечно, а тогда, когда, наконец, поняла, кто же он есть на самом деле. И самым интересным оказалось то, что стоило чуть ближе его узнать, эта величественная маска будто испарялась и он становился обычным мальчишкой, очень любящим свободу, своих друзей, и себя))) мальчишкой, который действительно уважает мнение человека, который говорит умные вещи и не строит из себя того, кем на самом деле не является)))

Так, дальше….
Сложно выделить из общей массы класса людей, которые действительно были личностями и которых бы все мы уважали…
Хотя, знаете, у нас был парень, у которого был очень хорошо подвешен язык. Конечно, он иногда говорил весьма умные вещи, но очень часто нёс такое, что, казалось, будто тебя кинули в третий класс. Но его любили и уважали. Любили за то, что был хороший. А уважали – просто так, просто за то, что он такой один)))

Не люблю вспоминать о нашем классе не с очень лестной стороны, но, признаю, были у нас в классе и индивиды, к которым относились весьма холодно…
Наш классный мир, в котором мы крутились, жил по каким-то неписанным законам: спаси, помоги, не сдай, не вини, и не пантуйся. Сейчас объясню, что это значит.
1) спаси – ну, это нечто спасательного круга, который мы бросали всем нашим, которым требовалась помощь. Будь то помощь по контрольной, или отговорка для учителя, или та же нужная тетрадка в нужном месте и в нужное время. Это особо не обсуждалось, но всегда имело место быть. Взаимовыручка, ёпт)))
2) помоги. Ну, это больше похоже на некий решебник. Понятное дело, что не каждому дано быть гением во всех предметах, но в предметах единичных, например, некоторые являлись у нас асами, и к ним можно было обратиться за помощью – написать сочинение, помочь по домашке, или просто пересказать то, о чём говорится в книге. Обычной платой была шоколадка, та и то, чаще всего делали просто так)))
3) не сдай. Ну, это, наверно, понятно и без слов!!)) такие предметы, как кудановедение, ОБЖ, а иной раз и физика с литературой не являлись такими же уж важными, и можно было в это время покурить или просто попить кофе в столовой. и фраза типа «нету в школе вообще» тоже имела место быть. Конечно, это не правильно, но что поделаешь, такими уж мы были всегда)))
4) не вини. По большей части, эта фраза просто витала в воздухе. Никто не был виновен, если три из пяти пошли на урок, или когда случайно сболтнули что-то учителю – со всеми бывает. Но принималось только в том случае, если действительно было случайно, а не специально.
5) И последнее – не пантуйся. Мы очень классно умели обламывать. И девчонки, кстати, не хуже пацанов пользовались этим))) что поделаешь, никогда не любили мы этого))

Это, как бы, и были пять основных негласных истин, витавших в нашем классе, правда, были и те, кто не считался с ними, и … обо всё по порядку)))

Как я сказала, правила должны были чтить все и никак иначе. Но, бывало и так, что кто-то был не согласен с тем, что твердил канон класса. Помню, были у нас такие человечки, которые старались услужить, что ли, учителям. Нас, честно, это безумно бесило и, в большинстве своём, мои любимые однокласснички делали всё, что могло научиться этих человечков так не поступать. Соглашусь, что методы, иной раз, были весьма безобидны, но когда их это доставало в конец, Они показывали себя во всей красе. И тут хочется снова сказать огромное спасибо нашему старосте, которому приходилось отвечать за весь класс перед классной. Надо отдать ему должное, он поступал всегда весьма умно. Перед выходом на ковёр, он старался поговорить с теми, о ком «донесли» классной, либо со всеми, кто в этом случае поступил некрасиво (я не говорила же, что доносы всегда были необоснованны – просто, когда возникали проблемы, мы старались решать их внутри класса, не вынося их на суд учителей, а особенно классного руководителя). Так вот, наш староста всегда очень подробно объяснял нам, как вести себя и что будет знать после этого разговора классный руководитель. Бывали моменты, когда происходили непредвиденные казусы и старосте приходилось отвечать головой, в прямом смысле этого слова, но почему-то мы никогда не слышали слов вины от него – было ясно, что вновь мы спасены, и мы были безмерно благодарны.
А что те, кто сказал? Ну, честно говоря, меня этот вопрос саму всегда волновал. Дело в том, что первое время на них наезжали, и наезжали по-крупному, а потом стали просто не замечать их. Все знали, кто сказал. Но все молчали – только изредка перешёптывались между собой, и впредь старались держать языки за зубами, доверяя только тем, кто действительно не выдаст! Никогда!